Абри©
Студия
 
Проект
"Интервидение"
Литературный
сериал
Майки от кутюр
Кинонавигатор
Фотогалерея
Комикс
Интервью
Анонсы
Наши баннеры
"Чисто женские..."
Галерея
"Лабарданс"
Новые
литераторы
КАРТА САЙТА

Союз Журналистов

Христос был первым возлюбленным Мадонны?

    Крошка Нонни.

Одна из самых знаменитых блондинок века уходящего уверенно шагает в 21-ый, не теряя сногсшибательной популярности и привлекательности уже почти 30 лет. Мадонну еще в начале 80-х сравнивали с другой легендарной звездой, секс-символом 1960-х, и это сравнение представлялось в значительной степени обоснованным. В 80-е имя Мадонны постоянно было связанно со скандалами и спорами, она была объектом обожания и брани миллионов людей. Она вполне была способна стать Мэрилин Монро нашего времени, но с одной разницей, как потом стало всем понятно, Мадонна отнюдь не жертва. В 1987 году Мадонну провозгласили почетной гражданкой Пачентро, небольшого городка в Италии, из которого в 1919 уехали за океан ее дед и бабушка. Но знаменитая соотечественница, по словам мэра Пачентро: "не проявила никакого интереса к проблемам нашего городка". А ее персона привлекла даже внимание Ватикана, когда встал вопрос о том, чтобы воздвигнуть певице памятник в достославном Пачентро. Увы, скульптор Вальтер Пуньи не нашел поддержки ни у мэра, ни у Ватикана, осудившего, как святотатство использование певицей распятий. Скульптура изображала скудно одетую Мадонну, поющую в микрофон с чемоданом в ногах, символизируя пачентровских эммигрантов. Местный священник заявил, что любая статуя такого рода оставит на Пачентро вечное клеймо современного Содома. Ну а что до виновницы этих пересудов, она никак не реагировала ни на почетное гражданство, ни на все остальное. Здесь чуть постарше Итак, предки Мадонны, Гаэтано и Микелине Чикконе отправились, в поисках новой жизни в Новый Свет. Необразованные и не говорящие по-английски дед и бабка звезды по отцовской линии поселились в пригороде Питтсбурга Аликиппе, где Гаэтано смог устроиться на металлургический завод. Там, в закопченном доме перенаселенного района родился младший из шести сыновей четы Чикконе, Сильвио, единственный получивший высшее образование, отец нашей героини. После службы на Аляске в резерве военно-воздушных сил, Тони (так Сильвио назывался за пределами семьи) был переведен в Техас, где на свадьбе сослуживца познакомился с его младшей сестрой Мадонной-Луизой Фортин. Она была очень красива, и Тони Чикконе тут же на ней женился, хотя она была не итальянкой. Семья Фортин вела род от канадских французов. Маленькая Мадонна появилась на свет в августе 1958 года на Среднем Западе в городке Бэй-Сити третьим ребенком (у них уже были сыновья Энтони и Мартин) и первой дочерью. Родители дали ей имя матери, а называли Крошкой Нонни, чтобы не путать с Мадонной-старшей. Вопреки расхожему мнению, имя Мадонны не итальянского, а франко-канадского проихождения. Через год у Чикконе появилась вторая дочь Паула, через два - Кристофер и еще через два - Мелани. Крошка Нонни потеряла мать в пять с половиной лет. Во время вынашивания Мелани у нее обнаружили рак груди. Вероятно сказалась то, что Мадонна Чикконе работала рентгенотехником, помимо того, что была многодетной матерью. Ей было всего тридцать лет. Свое детство Мадонна помнит с малых лет: как забиралась к родителям в кровать и "у мамы была очень красивая ночная рубашка". Она хорошо запомнила свою мать:"Я помню ее великодушный, ангельский характер. Она держала весь дом в чистоте и все время прибирала за нами. Мы были очень неряшливыми, ужасными детьми". Именно от матери Мадонна унаследовала музыкальные способности, она любила петь. "Братья у меня были очень буйные, но мать с отцом никогда на них не кричали. Они просто обнимали нас, прижимали к себе и спокойно с нами разговаривали. " Семья была очень набожной, в доме, как у всех католиков были распятия, образа, четки. Впоследствии все эти символы она использовала на эстраде с большим успехом и сообщила однажды:" Распятия выглядят так сексуально, потому что на них обнаженный мужчина..." А в детстве Крошка Нонни каждое утро вместе с братьями и сестрами вставала в шесть часов утра, чтобы час провести в церкви, перед тем, как их отвозили на автобусе в приходскую школу, расположенную в нескольких милях от дома. "Это была чистая пытка, - вспоминает Мадонна, - Я имею в виду, что школа была настоящим наказанием. Когда я была совсем маленькой, бабушка частенько умоляла меня не гулять с мужчинами, любить Иисуса и быть хорошей девочкой. Я росла, имея представление о женщинах лишь двух типов: девственницах и шлюхах. Это было жутковато." В учебе Крошка Нонни была способной, и поскольку, отец выдавал детям по полдоллара за каждую отличную оценку в табеле, всегда получала больше всех. Ее сестра Паула с детства страшно ревновала и ненавидела Крошку, ведь все обращали внимания "какая Мадонна хорошенькая". Паула объединилась с братьями, по словам Мадонны, чтобы "мучить ее". Рассказы, как ее мучили, просто шокируют: они вешали крошку Нонни прищепками за трусики на бельевой веревке в заднем дворе. "Или еще: раскладывали меня на земле и плевали мне в рот." - вспоминает она. Замечательные воспоминания, впрочем, Мадонна всегда любила шокировать, а для этого можно и приврать. "Ради красного словца", она не пожалела и отца: в документальном фильме "Правда или вызов, снятом в 1991 году, заявив:"Я засыпала только после того, как он меня трахал." Ну а тогда в 60-х, крошка Мадонна мстила своим братишкам и сестренкам и постоянно на них стучала, став официальной семейной ябедой. "Я была неженкой, но я была шумной неженкой. Уже тогда, если мне что не нравилось, я доводила это до всеобщего сведения." Но и доставалось ей, скажу я вам, за язык. "Сколько себя помню, мне всегда говорили, чтоб я заткнулась. И дома, и в школе мне попадало за то, что я высовывалась, когда не спрашивают." Жестоким наказаниям нынешняя звезда подвергалась в приходской школе: монашки мыли ей рот с мылом, если это не помогало, заклеивали ротик Мадонны липкой лентой. Иногда получала линейкой по голове. Но, как все давно убедились, эти меры не помогли. Ни монашкам, ни кому-то другому не удалось заткнуть рот будущей певице. И на ее отношение к Христу это не повлияло:"Когда я росла, я была набожна, очень истово, по-детски. Христос был для меня как кинозвезда, самым любимым кумиром." Как ни странно, Мадонна творила себе кумиров и из тех же монахинь: "Мы не читали журналов и не слишком часто смотрели телевизор. Единственно, на кого я хотела походить - это на поющую монахиню. Они казались всемогущими и совершенными. Выше всего, небесными созданиями. А еще я считала их очень красивыми... Они никогда не пользовались косметикой, у них были по-настоящему безмятежные лица. Монашки вообще очень сексуальны". Ранние эротические фантазии Мадонны проявлялись в играх с куклами Барби и Кеном:"Они у меня все время занимались сексом, я раздевала и терла Барби и Кена друг о друга." С одиннадцати лет у нее появился буйный, неуемный интерес к мальчикам. Она была готова на все, чтобы привлечь внимание... После смерти матери в семье осталась только одна Мадонна, и, она стала требовать от отца наибольшего внимания к себе, по ночам залезая к нему в кровать. "Как все девчонки, я любила отца и не хотела его терять. Я потеряла мать, но я и наследовала матери: отец был моим." С раннего детства Мадонна чувствовалала себя маленькой женщиной. Чтобы добиться своего, она вела себя, как опытная кокетка. "Я заигрывала со всеми: с дядями, с дедом, с отцом - со всеми. Я всегда осознавала свою женскую привлекательность. И знала, как обвести его (отца) вокруг пальца." После смерти жены отец Мадонны постоянно менял домохозяек: ни одна из них не выдерживала оравы маленьких буйных детишек. А в 1966 году он женился на одной домохозяйке атлетического телесложения, чтобы та смогла управиться с его отпрысками. Мадонна почувствовала себя преданной и брошенной. "Вот тогда я сказала: ну и ладно, никто мне не нужен, позже признавалась она. - Больше никому не позволю разбить мне сердце. Не собираюсь я больше от кого-то зависеть. Я могу сама со всем справиться, быть самостоятельной и никому не принадлежать. Последующие тридцать пять лет Мадонна держала это обещание. И сама разбивала сердца, если уж они должны разбиваться.

    Лариса Шокова.